механический братишка
Йаррис /// В доме было десять тысяч двеpей, но она выходила в окно ©

« - У человека есть мир, в котором он живет, - назидательно сказал сирруф. - Человек является человеком потому, что ничего, кроме этого мира, не видит. А когда ты принимаешь сверхдозу ЛСД или объедаешься пантерными мухоморами, что вообще полное безобразие, ты совершаешь очень рискованный поступок. Ты выходишь из человеческого мира, и, если бы ты понимал, сколько невидимых глаз смотрит на тебя в этот момент, ты бы никогда этого не делал. А если бы ты увидел хоть малую часть тех, кто на тебя при этом смотрит, ты бы умер со страху. Этим действием ты заявляешь, что тебе мало быть человеком и ты хочешь быть кем-то другим. Во-первых, чтобы перестать быть человеком, надо умереть. Ты хочешь умереть?
- Нет, - ответил Татарский и искренне прижал руку к груди.
- А кем ты хочешь быть?
- Не знаю, - сокрушенно сказал Татарский.
- Вот о чем я и говорю. Тем более, ладно еще марка из счастливой Голландии. Но то, что ты съел, - это совсем другое. Это номерной пропуск, служебный документ, съедая который ты перемещаешься в такую область, где нет абсолютно никаких удовольствий. И где не положено шататься без дела. А у тебя никакого дела нет. Ведь нет?
- Нет, - согласился Татарский.
- С Гришей-филателистом мы вопрос решим. Больной человек, коллекционер. И пропуск у него случайно оказался. Но ты-то зачем его съел?
- Хотел ощутить биение жизни, - сказал Татарский и всхлипнул.
- Биение жизни? Ну ощути, - сказал сирруф.
Когда Татарский пришел в себя, единственное, чего ему хотелось, - это чтобы только что испытанное переживание, для описания которого у него не было никаких слов, а только темный ужас, больше никогда с ним не повторялось. Ради этого он был готов на все.
- Еще хочешь? - спросил сирруф.
- Нет, - сказал Татарский, - пожалуйста, не надо. Я больше никогда-никогда не буду есть эту гадость. Обещаю.
- Обещать участковому будешь. Если до утра доживешь.
- Что?
- А то самое. Ты хоть знаешь, что этот пропуск на пять человек? А ты здесь один. Или тебя пять?
Когда Татарский снова пришел в себя, он подумал, что действительно вряд ли переживет сегодняшнюю ночь. Только что его было пять, и всем этим пяти было так нехорошо, что Татарский мгновенно постиг, какое это счастье - быть в единственном числе, и поразился, до какой степени люди в своей слепоте этого счастья не ценят.»

© В.О. Пелевин "Generation П"

 


Сирруф (хоть появляется единожды, и в глюках далеко не самого приятного лохапидра Тартарского) является одним из любимых моих пелевинских персонажей. Прет почти с каждой его фразы.«...что вообще полное безобразие...» (с) :love:
Так-то.

@темы: вещества